22:27 

VII - № 28

vocare
Нет предела беспределу!
Наруто/Сакура (повзрослевшие). Поцелуи в лоб.

@темы: мини-фест, выполнено, VII тур

URL
Комментарии
2011-04-02 в 22:59 

кол.слов 260
Наруто/Сакура, Наруто/Хината, намек на Саске/Наруто

- До завтра, Сакура-чан, - ласково говорит Наруто и целует куноичи в лоб. Та по привычке хмурится, сдвигая брови к переносится и тихо ворчит, пока Сай прощается с ними коротким кивком и уходит куда-то в сторону резиденции Хокаге, вместе с капитаном Ямато. – Хорошего тебе дня!
- И тебе, Наруто, - отвечает Харуно, невольно краснея (все-таки она же девушка, что бы не говорили злые языки завистников), когда Узумаки легонько касается кончиками пальцев её щеки, убирая прядку отросших волос. – Не опаздывай завтра!
- Хорошо! – смеется он в ответ, сверкая белоснежной улыбкой и ловко скрывается в толпе гражданских.
Сакура еще несколько мгновений смотрит ему в след и грустно вздыхает, зная, что уже через пару минут Узумаки будет стоять под старой вишней в тенистом саду резиденции Хьюг, прижимая к груди жену. А Хината будет встречать мужа теплой застенчивой улыбкой, получая в ответ жадные поцелуи, те поцелуи, которые Сакура так неосторожно подарила ей, сама отпустив Наруто, сняв с него бремя тяжелой клятвы, данной ей Узумаки еще в детстве, когда Учиха Саске покинул Коноху.
Конечно, все могло быть иначе, куноичи знала это. Она сама смогла бы стать для Наруто женой, быть преданной и верной, но она никогда бы не смогла делить его сердце с кем-то.
Узумаки Наруто уже давно стал неотъемлемой частью Конохи.
Сам стал сердцем, наполненным духом огня – стоит только попросить помощи, и он откликнется.
Сакура бы так жить не смогла. Она не Хината, закрывающая на многое глаза и беззаветно любящая.
Все – или ничего.
Поэтому-то она до сих пор получает невинные поцелуи в лоб от Узумаки, с легкой тоской провожая его спину в толпе людей.

URL
2011-04-02 в 23:15 

Заезженный сценарий. Шиппер негодует. ТТ Но переисполнять заставлять не станет.

Заказчик

URL
2011-04-02 в 23:19 

ох, давно я не занималась этим. попробуем-с.
на такой пейринг грех не написать.


«... Я не плачу, я не жалуюсь,
Мне счастливой не бывать.
Не целуй меня усталую, -
Смерть придется целовать.»
© А. А. Ахматова


Рассветная лиловая дымка растекалась на горизонте акварелью, медленно разбавляя густое темно-синее небо. В сумраке спальни с приоткрытым окном приторно пахло увядающими лилиями, теплым, сонным дыханием и дорожной пылью. Женщина, лежа на измятой постели и неотрывно глядя на постепенно гаснущие звезды, почти не шевелилась и словно не дышала. В этой комнате все замерло, совсем ничего не двигалось, будто вокруг все было мертвым. Только жухлые лепестки почти голого букета едва шуршали от промозглого утреннего сквозняка и один за одним падали на грязный подоконник, отбрасывая длинные, жуткие тени, словно чьи-то невидимые изломанные руки тянулись схватить за горло, сдавить, разодрать.
Собственные демоны пугали Сакуру больше, чем эта страшная война. Дьявольское пекло, глухие звуки падающих тел, звонкий лязг металла, жалобный визг, кровавое месиво, яростные вопли и гаснущий блеск в глазах умирающих были чем-то оглушительным, горьким, тупым, словно удары тяжелого молота по пустым легким, когда забываешь, как это - дышать, слышать, видеть, а потом стали терпкими, ощущались сквозь туман и картины страшных бедствий уплывали в затворы сознания, лишь бы не ощущать всё это, не чувствовать. А потом, с каждым новым закатом, с небьющимся от ужаса сердцем и ледяными руками заполнять бумаги: «... вес сердца - 482 г, вес мозга - 1300 г, вес печени - 1230 г, ...» и думать, что нет ничего отвратительнее запаха смерти, нет ничего ужаснее войны, нет ничего страшнее знать, что этот труп далеко не последний и совсем недавно дышал, говорил, ходил, знал тебя.
Лиловый рассвет заполнил уже треть неба, как где-то внизу, на первом этаже по-родному заскрипела старая лестница под знакомыми шагами, на миг в нерешительности замершими перед дверью. А потом их обладатель зашел, осторожно, боясь потревожить, словно потерявшийся и одинокий зверь в бесконечном пепелище, словно живая душа в призрачную цитадель мрака и пустоши, а сам светился уверенностью, спокойствием, снисхождением, грустью, горечью. И дохнуло от него тоже горечью. Пополам с болезненной нежностью.
— Я себя виноватым чувствую, когда ты вот так, - пробормотал он, присев на край кровати. Наклонился, немного неуклюже и бережно поправил упавшую на лицо уже порядочно отросшую прядь светлых волос, в полумраке казавшимися почти фиолетовыми. Убрал руку, задумался, а потом неожиданно улыбнулся и мгновенно будто бы стал лет на десять моложе.
— Переживаю, - вздохнув, свистящим полушепотом ответила Сакура. И в этом «переживаю» было все: истязание, паническая тревога, болезненная, слишком человечная эта любовь, когда вера в счастливое завтра может обернутся началом мучительного конца, медленная агония, где завтра, послезавтра или через неделю вдруг появится новый бланк, где эти его грубоватая ласка, безумно родные глаза и шершавые руки будут переведены в омерзительные цифры: «... вес сердца - ...»
— С таким каменным лицом? Не переживай зря за меня, со мной ничего не может случиться, ты же знаешь, - а на губах легкомысленная полуулыбка. - О чем ты думаешь? - заметив едва уловимую перемену настроения Сакуры, посмотрел на нее своими синими глазами, такой знакомый-незнакомый.
— Глупый, - мирно отозвалась она, - Все такой же глупый и взбалмошный. Тебе лет сколько?...
Протянула руки, прижала его голову к груди, примирительно поцеловала в лоб, а сердце зашлось беспокойным стуком от близости знакомого и такого бесконечного тепла.
— Сколько весит твое сердце, Наруто? - неожиданно для себя спросила Сакура в пустоту. А потом ужаснулась собственным вырвавшимся на свободу страхам.
Он встрепенулся, приподнял голову, долго и пронзительно смотрел в светлые глаза подруги, естественно, не понимал о чем речь, но пытался. А потом отвернулся к окну, словно пытался что-то там разглядеть.
— Ну... - протянул он, - Очень много. Вот смотри, это Ирука-сенсей, Какаши-сенсей, Эро-саннин, бабка Тсунаде, пожалуй, тоже, Чоуджи, этот-то вообще очень много, придурок Сай, очень много тебя... вся Коноха, в общем, а еще... - он еще что-то бормотал про то, как это все туда помещается, кого-то еще перечислял и говорил почти серьезно, а Сакура думала, что да, действительно, это очень много и что такое сердце взвешивать никогда не придется, потому что нет ничего в мире такого смертоносного, ненавистного и опасного, что могло бы хотя бы на миг дать ему остановиться.

URL
2011-04-02 в 23:31 

ого, пока я тут копалась с фиком, кто-то раньше меня написать успел =)))

автор 2

URL
2011-04-02 в 23:43 

Автор 2, бальзам на душу. Спасибо за исполнение. Наруто чудесен вместе с его стотонным оптимизмом. Сакура взрослая... и так красиво "переживает".

Заказчик.

URL
2011-04-03 в 00:12 

спасибо))) а почему "переживает" в кавычках? =)
я их тоже люблю.

автор 2.

URL
2011-04-03 в 00:20 

Потому что... это "переживает" - цитата. Глагол, который вы наполнили своим особым смыслом. Я люблю Наруто и Сакуру и оптом, и в розницу. И считаю их тандэм очень вдохновляющим.

Еще раз спасибо. Буду рад узнать автора, когда подойдут сроки.

ЗЫ: первый автор, вы не обижайтесь. Просто в моей заявке был четко прописан лишь один пейринг. И других мне видеть явно не хотелось. Может, тем, кому нравится НаруХина, будет приятно почитать ваше исполнение.

З.

URL
2011-04-03 в 10:33 

[TrusT]
задрот в различнейших областях
2ое исполнение такое!!! Прекрасное! шиппер

2011-04-03 в 19:15 

обе зарисовки понравились))))
хорошо подошли к работе)
просто читатель

URL
2011-04-04 в 04:09 

Наруто/Сакура, поцелуи в лоб

Мокрые, дрожащие, грубоватые ладони ложатся на упругую кожу живота и заставляют все тело покрываться с мурашками сильнее, чем от пронизывающего океанского ветра на голой пристани. Он сам как ветер - резкий, звонкий, свободный, стремительный. Дышит сдавленно, горячо, порывисто и сухими, потрескавшимися губами проводит по напряженной до предела шее, поднимается выше, замирает и смотрит в глаза. В невозможной голубизне взгляда звучит неуместный, глупый, смешной и наивный вопрос: «А можно?...»
Ты знаешь, что неизлечимых болезней не бывает - на каждый окончательный и бесповоротный вердикт есть свое вздорное и нелепое исключение, а в этом повзрослевшем молодом мужчине до сих пор живет мальчишка сорви-голова. Детство - это неизлечимо, ставишь ты свой очередной диагноз и, мягко покачивая головой, приподнимаешься и целуешь его в лоб.
Он непонимающе моргает, хмурится, пытается разгадать тебя, а ты не в силах сдержать невозмутимую маску дружеской заботы заливисто смеешься, добродушно умиляешься этой взрослости сильного тела и его неуверенной, любопытной детскости. Прозрачен, как ветер, чист, как голубое небо.
Проводишь ладонью по его голой груди, смотришь с интересом, лукавством - разгадаю. Наблюдаешь, что же он будет делать дальше. Касаешься мокрой челки, чертишь недлинными ноготками линии, облизываешь подушечками пальцем каждый его шрам, запоминаешь, дышишь, чувствуешь, любишь. В его глазах немой вопрос затухает, сменяется пониманием и еще чем-то. Он ловит твою руку, сжимает в своей и, опалив твои щеки почти огненным дыханием, тоже целует в лоб.
Нет, глаза у него синие, глубокие - не разгадать.
Океан. И чем больше ты в него погружаешься, тем больше теряешь надежду найти, черт возьми, дно.

URL
2011-04-04 в 07:01 

[TrusT]
задрот в различнейших областях
Автор 3, я вас люблю! :heart:

2011-04-04 в 11:22 

Заказчик тоже ликует. Еще-еще!
Кстати, там еще были заявки с этими двумя.

З.

URL
2011-04-05 в 00:03 

Укку
"общалась с зелёными человечками"
Автор 2 и Автор 3 - весьма порадовали! Спасибо!

2011-05-03 в 03:44 

Количество слов: 425

Входная дверь внезапно скрипнула, и иступившееся лезвие соскользнуло с половинки лука, полоснув по кончику пальца. Выругавшись по поводу «пользы» овощей, он развернулся… и вовсе выронил кунай, который чудом не вонзился в его стопу. Вслед за ним на пол повалилась та, возвращение которой он ждал уже два дня. Бледное подобие… такой ему довелось видеть ее только однажды, на черно-белых эскизах Сая. На тонкой грани самообладания она продержалась лишь миг. Он не успел ее подхватить вовремя. Шустрее сюрикена, Наруто метнулся к ней и упал на колени перед Сакурой. Ему случалось держать ее, дрожащую… от приступа ярости и несколько раз – от клокочущего смеха. Но вот чтоб так… чтоб все в ней содрогалось: от пересохших, искусанных губ до его шаткого перепуганного отражения в ее глазах. Он помнил, что это за дрожь, нехорошая, гадкая дрожь. Так когда-то трепетала бабуля Цунадэ. От ужаса. Догадаться было проще простого: «Дурацкое повышение».
Наруто обнял ее, ничего не спрашивая, приподнял, уселся с ней на ближайший стул и дотянулся до кувшина с водой.
- Давай, Сакура-тян, всего несколько глоточков, - настойчиво попросил он, приставив наклоненный сосуд к ее рту. Она послушно принялась пить, а он прилежно утирал ее мокрый подбородок рукавом.
- Всё… больше не могу. Меня тошнит… - наконец проговорила она, вяло оттолкнув кувшин. Тепло и спокойный ритм его дыхания помогли унять дрожь. Он всегда был и будет для нее несгибаемой опорой, на которую можно положиться, вокруг которой можно обвиться. – Меня тошнит, - повторила Сакура глухо, а затем зашептала скороговоркой: - Больше не могу… быть куноичи. Эта миссия… столько несмываемой крови… не хочу, я… я… не машина для убийства. Правда, я не хотела никого убивать… они… они сами виноваты. Наруто, я ведь не убийца? Я не хочу быть…
Наруто поймал ее трепещущие руки в своих, не менее смертоносных, но сейчас ласковых и заботливых. Она притихла, пристыженная своим собственным жалким страхом, со слепой надеждой на то, что он как-то умудрится развеять весь гнетущий туман в ее голове одному ему ведомым заклинанием. Только вот Наруто молчал… и пахло, снова запахло…
- Мне теперь повсюду чудится запах крови… - призналась Сакура, поморщившись.
- Не чудится. Я порезался, и ранка не успела затянуться, - машинально ответил он, разжимая пальцы. И она так же по привычке накрыла их ладонью, засветившейся от зеленоватой исцеляющей силы. Такие, как она, должны спасать жизни от тех, кто их пытается отобрать.
- Сакура-тян, из тебя действительно вышел отвратительный ниндзя, - заметил Наруто, улыбнувшись с хитрецой. Она обернулась, и он поцеловал ее в нахмуренный лоб.
- Из тебя – тоже, - моментально парировала Сакура и ущипнула его за щеку. – Какой ниндзя станет строгать лук кунаем?

URL
2011-05-03 в 03:55 

автор4, вы молодец )

автор2.

URL
2011-05-03 в 03:58 

Спасибо. Я старался.

Автор 4

URL
2011-05-03 в 04:01 

Тьфу, господа-модераторы, подправьте пожалуйста:

читать дальше

URL
2011-05-03 в 08:27 

Янга
Мяуси-котяуси.
Гость
Исправлено.

2011-05-11 в 03:37 

Когда автор положил глаз на заявку и сел думать над исполнением, тут ещё не было ни одного текста, а теперь аж ... четыре О_о и тур закрыт т_т
Надеюсь заказчик ещё не притомился читать исполнения на свою заявку)

1150 слов

***
Дверь кабака распахивается и вместе со звуками музыки, смеха, нестройного пения и ора, наружу выскакивает Сакура. Полоса яркого жёлтого света на несколько секунд выхватывает мужскую фигуру у стены и всё обратно погружается во тьму. Харуно некоторое время стоит на шатких ступеньках, выжидая, когда глаза освоятся с густым мраком поздней ночи и подходит к сидящему на корточках Наруто. Тот молчит и курит, немигающе глядя перед собой.
— Можно?
Наруто безразлично кивает, и Сакура присаживается рядом. Выглядит он устало: от встречи выпускников, где он недосчитался нескольких товарищей, от поздравлений с новой должностью, которая его не радует. Не может радовать. От веселья, отчаянного, пьяного, немного фальшивого, что прессует сейчас в своих объятьях молодых, но уже успевших хлебнуть сполна шиноби. От пути, о котором не жалел и с которого не собирался сворачивать. Сакура видит это. Она хотела бы облегчить его боль, но не знает — как. Не всегда могла быть рядом, но и то, что доводилось увидеть, отравляло сильнее и надежнее сигарет, что курил Наруто.
Когда она спросила, зачем он курит, ответ полоснул тоньше Скальпеля Чакры:
«Чтобы этот дрянной привкус во рту был от никотина, а не от смерти»
Алый огонёк то вспыхивает, то затухает. Совсем как надежда в сердцах людей последнюю пару лет.
Сакура украдкой вздыхает. Вот рядом сидит Наруто, а его словно и нет тут. Она чувствует его присутствие, даже если закрыть глаза. Его знакомый и родной запах, его тепло. Но сердцем своим он словно не здесь. А где — она не знает. Это почти стало привычным — не знать, и уже почти не раздражает. Наруто не делится своей болью, никогда. Приходится мириться. Но сейчас хочется его не то стукнуть, не то обнять. Всё, что она может. И это ужасно.
Пальцы непроизвольно сжимаются в кулак. Не впадать в уныние. Не сдаваться. Она не станет грустить и киснуть, теребить Наруто или жаловаться. Наруто ведь не сдаётся и не жалуется. Война с Акацками, затем война с людьми, которые возненавидели шиноби, уничтоживших половину материка, война с другими деревнями — за территорию и власть. Многие давно бы отчаялись, если бы не Наруто, который почти не гнулся и не ломался.
«Чего тебе это стоит?»
И вновь она не знала, но догадывалась. Наруто говорил, что это благодаря друзьям, поддерживающим его и помогающим всю дорогу от Академии до своего последнего вздоха. Сакура сомневалась в этом. Они не смогли уберечь того Наруто, что мечтал всех спасти, стать Хокаге, вернуть Саске. Теперь эти мечты приобрели зрелость уже не детских целей, но говорить о них он прекратил. В ясных и зорких глазах по-прежнему горел упрямый огонь, и голос был твёрдым и уверенным, но Харуно понятия не имела, желает ли он, положим, всё ещё стать Каге?
За ней он, например, давно перестал пытаться ухаживать.
Сакура снова вздыхает, глубоко, уже не таясь. Берёт стоявшую на земле, между ними бутылку пива, покачивает её и делает глоток. Прижимается плечом к плечу друга, жёсткому и надёжному. Наруто хмыкает в темноту, по ощущению — с улыбкой, совсем не цинично, как показалось бы, глядя на них. Молчание из тяжелого, невыносимого и привычного становится не на «одного и одного», а уже на двоих. Почти интимным. Музыка приглушёнными басами ухает за их спинами, редкие звезды в небе лениво мерцают, не в силах разогнать темень. Они сидят у чёрного входа, не имеющего окон или хоть захудалого фонаря, окутанные темнотой, пропитанной запахом сырой листвы и сигарет, да дыханием боевого товарища.
Харуно фыркает. Дура она. Но насильно же себя не переделаешь? Долгое время Наруто был ей как брат, а сейчас вырос в красивого и сильного мужчину. Не желают за него замуж все подряд лишь потому, что путь его слишком уж тяжел, тернист и опасен, и чтобы выдержать, смочь оставаться рядом, нужно быть таким же сильным.
Рядом с Наруто многие становились сильней, лучше, смелей. Но не у всех хватало терпения. У Сакуры пока хватало, но всё, что осталось от детской влюблённости непоседливого мальчишки и её вечного глупого недовольства — пошлые, но безобидные шуточки и подколки. А что в сердце у него — она не знала. Но это уже было привычно, не знать.
Наруто выкидывает очередной окурок, хрипло, немного хмельно смеётся:
— Са-ку-ра!..
Смотрит на неё…
— Давай встречаться.
— Ни-за-что!
Сакура не медлит с ответом ни секунды, и он не выглядит поспешным или испуганным. Он вырывается сам собой, естественно. Такой фальшивый. Привычка? Защитная реакция? Сердце Харуно бьётся отчаянно сильно, но на лице это не отражается. Она стала хорошей куноичи. Лишь смотрит возмущённо и лукаво одновременно, словно это их очередная шутка, привычная, как запах крови.
Иногда лучше не знать. Это не так страшно и больно.
Наруто усмехается, берёт из её рук бутылку за горлышко и осушает до дна. Чужой, незнакомый Наруто.
— Всё ещё любишь его? — спрашивает он совершенно неожиданно. Сакура мотает головой, её волосы, потускневшие от бессонных ночей, пропахшие сегодняшним спиртным и куревом, и медикаментами из Госпиталя, хлещут по щекам. Она смотрит на пальцы ног, обхватив колени руками, и чувствует себя маленькой девочкой. Нечестно задавать такие вопросы. Но она знает ответ. На этот раз она не просто прилежная ученица. Она подросла.
— Понятно…
Ничего не понятно, но Наруто, похоже, и так знает ответ. Он вообще знает её немного лучше, чем она сама — так иногда кажется Харуно. Но сейчас ей хочется назвать Наруто балбесом. Потому что он дурак. Потому что ноги у неё затекли и в груди колет. Потому что она боится, что не переживёт, если Наруто умрёт на её руках, бросит одну, как умирали другие. Она любит, пусть и с непоправимым опозданием, этого мальчишку, но согласиться на предложение, потому что война, потому что могут не успеть вообще ничего, потому что страшно и отчаянье толкает уцепиться хоть за кого-то — это неправильно. Не по любви — Сакура не хочет. Это не честно. По отношению к Узумаки — точно.
Сакура смотрит на Наруто, склонившего голову на бок и думает, смог ли он отпустить Саске, как отпустила его она сама?
Сакура улыбается, ерошит светлые, колючие волосы на затылке напарника.
— Поздравляю, ты теперь у нас джоунин особого назначения.
Гладит Наруто по щеке, и он трётся о ладонь в ответ.
— А вот я провалила, — смеётся тихонечко.
«Не смогла убить того ребёнка».
— Может и хорошо, — немного помолчав, говорит Наруто. И смотрит в сторону. Сакура кусает губы, ощущая, что сердце болеть устало. Что может Наруто и прав… И что, кажется, пора окончательно повзрослеть.
Она подтягивает к себе валяющийся в отдалении драный пакет и садится на него. С довольным стоном вытягивает ноги и, решительно ухватив за руку Узумаки — потерянного, одинокого мальчишку — усаживает рядом на вторую половину пакета. И прижимает к себе.
— Закрой глаза.
— Сакура-чан…
Как она соскучилась по этим интонациям. По старому, доброму «Сакура-чан»…
— Закрой, кому сказала.
Подзатыльник.
Закрыл. Она водит по его телу ладонью, гладит и утешает своим теплом, нежностью и немного — чакрой.
— Всё будет хорошо, обещаю. Всё будет хорошо…
Повторяет она, как заклинание.
Надежда.
То, что на самом деле нужно Наруто. То, что он дарит им всем каждый день.
Наруто расслабляется и постепенно погружается в дремоту. Болезненная, застывшая напряжённость уходит с его лица. Сакура наклоняется и целует его в лоб. И говорит, тихо-тихо:
— Всё-таки ты такой балбес! Проспись, купи мне цветы… хотя нет, к чёрту их, не надо. И предложи ещё раз. Обещаю, я скажу «да».

URL
2011-05-11 в 05:06 

foxi1
-Эх, опять всю ночь шить... -Тебе всю жизнь шить, что тебе одна ночь?!
Ваааааа! Вы не зря так долго думали, классно получилось. Только очепятки спотыкают, но сама мысля - класс :)

2011-05-11 в 05:30 

Просьба к модератору поправить.
читать дальше
автор №5

URL
2011-05-11 в 05:39 

foxi1 Спасибо :sunny:
автор сомневается на счёт пары знаков препинания, но никаких очепяток на уже n-ой вычитке не видит, сорри если что не так)
автор №5

URL
2011-05-11 в 05:51 

foxi1
-Эх, опять всю ночь шить... -Тебе всю жизнь шить, что тебе одна ночь?!
Оно стала хорошей куноичи. По-моему, все-таки "Она" Ну, по сути это все что я заметила :)
А вообще, сиквел бы или приквел в том же стиле не задумывается? Может где-то в закромах, а то такая колоритная война на фоне получилась, на ее фон можно еще кого-нить поставить )

2011-05-11 в 06:11 

foxi1 Оно стала хорошей куноичи. :bang:
спасибо за выловленную блоху)

А вообще, сиквел бы или приквел в том же стиле не задумывается? не задумывается, у автора непочатый край работы с другими проектами(
на ее фон можно еще кого-нить поставить можно, тема-то благодатная, но идей пока нема)

URL
2011-05-11 в 06:13 

Уважаемые Модератор! Исправьте, пожалуйста, ещё вот это :tear:
читать дальше

автор №5, в том числе и комментарием выше

URL
2011-05-11 в 07:26 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Исправлено.
Модератор

2011-05-11 в 07:28 

D~arthie Спасибо! Автор №5

URL
2011-05-11 в 08:13 

[TrusT]
задрот в различнейших областях
Автор 5, вы прекрасны!
Вот так я их и вижу в будущем..

2011-05-11 в 09:05 

Synesthesia
Мы все придумали сами, даже того, кто придумал нас (с)/ Принц с принципами
О, какая популярная заявка, оказалась. Спасибо за исполнение. Никогда себе не представляла повзрослевшего Наруто в виде Асумы-сенсея. Скорее, в виде смеси Минато и Джирайи. Оказывается, много кого по гету истосковалось... А я только рада читать. Кстати, можете открыться? Как и другие авторы, коли не стесняются...

Заказчик.

2011-05-11 в 10:21 

Янга
Мяуси-котяуси.
Внезапно даже мне понравилось (не "моя" заявка)). Автор № 5 :white:

   

Вызов на звание Хокаге

главная